Оказывается, и так в жизни бывает. Вот жил классик рядом с нами и вот его уже нет.

Классик – понятие столь же очевидное, но и неосязаемое, как погода за окном.

12 февраля ушел из жизни наш большой друг, член попечительского совета учрежденной нами шесть лет назад премии имени Фазиля Искандера всемирно известный кинорежиссер ВАДИМ АБДРАШИТОВ.

Практически ВСЕ его фильмы получали призы и награды на отечественных и зарубежных киносмотрах – Москва, Сочи, Берлин, Венеция, Монреаль, Локарно, Мадрид. «НИКА», «Серебряный медведь», «Золотой Лев», «Золотой орел», «Золотой овен». У него снимались лучшие актеры страны, Вадим Абдрашитов – плоть от плоти родной земли.

Родившийся в городе Харькове (1945 г.) в семье технической интеллигенции он, прежде чем стать тем, кем является, вдосталь наездился по стране, жил во всех тех местах, куда служба бросала его отца, офицера-связиста (Южно-Сахалинск, Владивосток, Ленинград, Камчатка, Москва, Барабинские степи между Омском и Новосибирском, Алма-Ата, теперь – Алма-Аты).

Здесь он закончил 7 классов, учился в техникуме железнодорожного транспорта, экстерном сдал экзамены на аттестат зрелости и уехал покорять Москву, поступать на знаменитый Физтех. Получив диплом физика, за три года стал начальником огромного цеха МЭЛЗа, Московского Завода Электроламповых Приборов. Уже готовились его документы на должность главного инженера московского завода «Хроматрон», когда вдруг перспективный, высокооплачиваемый молодой специалист, неожиданно и резко поменяв свою судьбу, поступил во ВГИК на стипендию в 28 рублей.

Дальнейшее – известно. Учеба у Михаила Ромма и Льва Кулиджанова, двух столпов советского кино, счастливая встреча со сценаристом Александром Миндадзе, затем – один за одним те самые уникальные фильмы, каждый из которых в первую очередь вызывал тривиальный вопрос – как это возможно было снять и выпустить при советской власти? Ведь это даже не антисоветчина, это еще круче — ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПРАВДА, которая выше любых властей и режимов.

Фильмы — предупреждения? Фильмы — предтечи? Нет, просто кино, перед обаянием которого не могли устоять даже самые отъявленные «запретители». И хотя каждый фильм имеет горькую историю «выкручивания рук», цензурных вымарок, Абдрашитов с его опытом советского инженера и умением говорить с начальством на социально-близком ему языке, в конечном итоге всегда добивался своего.

В «перестроечные» и постсоветские времена появляются: «Слуга», «Армавир», «Пьеса для пассажира», фильм «Время танцора», который Виктор Астафьев, назвал «великой картиной о любви и войне».

И, наконец, «Магнитные бури», последний фильм, снятый ровно двадцать лет назад и ставший своеобразным завещанием Мастера. Печально, но так случилось, что ПОСЛЕДНИЙ. Тайна сия велика есть, почему он не снимал все эти годы. И тайну эту классик унес с собой в могилу, никогда не распространяясь на эту тему.

Зато однажды, беседуя с писателем Евгением Поповым, он сформулировал, О ЧЕМ ВСЕ ЖЕ его фильмы.

— Объясняю, — выговорил он свое любимое слово. – Это фильмы о разрушенном Доме. И Дом этот был в душе у каждого нормального российского человека вне зависимости от его национальности, партийности или этнической принадлежности. И о том, как этот Дом люди судорожно пытаются восстановить, и как плохо это у них пока получается.

Вечная память!

ПРЕСС-СЛУЖБА РУССКОГО ПЕН-ЦЕНТРА

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

19 − два =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.