НЕСКОЛЬКО СЛОВ О МИХАИЛЕ СТРЕЛЬЦОВЕ (1973 – 2020)

Знаменитый красноярский литератор, руководитель местного отделения Союза Российских писателей, активный член Русского ПЕН-центра, автор множества издательских проектов, он пользовался уважением и авторитетом у собратьев по перу и по пирам. Сегодня ему исполнилось бы 50, но, увы, он не дожил до юбилея.

Давным-давно, тысячу лет назад он был «семинаристом» у меня и у Романа Солнцева, когда мы с Ромой на пару воспитывали «творческую молодежь» в легендарных Липках для тогдашнего журнала «День и ночь».

Стрельцов – сибиряк. Он родился в городе Мыски Кемеровской области в 1973 году. Окончил Кемеровский институт культуры, сменил множество рабочих профессий.

В 2001 году с помощью Романа Солнцева он переехал в Красноярск, на жизнь зарабатывал, трудясь в научной библиотеке Сибирского технологического университета. Никогда ни у кого ничего не просил и не побирался, как многие «начинающие». Веселый, смешной и ДОСТОЙНЫЙ. Таким я запомнил его, и внезапная смерть относительно молодого человека была шоком для меня. Мы только-только начали притираться другу к другу и строить совместные издательские планы.  

Он писал стихи и прозу, был автором нескольких сборников стихов («Ладонь», «Окаянная осень», «Несостояние»). Руководил литературными клубами Красноярска. Организовывал фестивали, встречи — «Король поэтов», КУБ.

Его работоспособности, любви к литературе и жизни можно было только позавидовать. Бессребреник, он своим примером опровергал ходульные представления о конце литературы и торжестве бездуховности. За несколько лет с его помощью было издано немыслимое количество книг – и признанных авторов, и литературной молодежи. Он вернул литературе имя красноярца Льва Тарана, собрав в книге «Послушайте, Лещев!» уникальные стихи этого полузабытого «шестидесятника», являющегося легендой и гордостью нашего города. Книга эта ныне является библиографической редкостью. Равно как и книги другого красноярского классика Эдуарда Русакова, изданные Стрельцовым. Литература связывала Стрельцова с писателями всей страны. Михаила любили все, даже самые заскорузлые, злобные и завистливые его коллеги. Стрельцов заслуженно был на виду. Десятки русских литераторов помнят и любят его. Я скорблю вместе со всеми, кто был рядом с ним все его последние годы. Стрельцов был НАСТОЯЩИЙ. Вечная память!

Евгений ПОПОВ

16. 02.2023

Приводим эссе М. Стрельцова, посвящённое первым попыткам разрушить РУССКИЙ ПЕН-ЦЕНТР.

СКАЗ О ТОМ, КАК ЧЛЕНОВ ПЕН-ЦЕНТРА ПЕРЕСЕЛИЛИ ЗА 101 КИЛОМЕТР

Как многие слышали, пока президент Евгений Попов, словно Горбачев в Форосе, находился на Литфесте в Красноярске, штат технических сотрудников писательской организации начал путч. Не цель данного текста развёртывать личные причины и мнения сторон, мы это плотно кушали в личной рассылке. Писатели же, как и положено при путче, приняли ту или иную сторону. Коротко: путчисты борются за сохранение Советского Союза (зачеркнуто) за то, чтоб всё осталось как было, руководство же убеждено «так жить нельзя». Как просто всё объяснить на исторической аллегории! У попавшего в юридическую ловушку руководства было два выхода: обратиться к Министру юстиции, чтобы в канцелярских лабиринтах для организации сделали исключение либо зарегистрировать новую организацию, оно выбрало оба пути. Против новообразованной организации, имеющей пока региональный, а не всероссийский статус и выступают путчисты. Фактически избранный Исполком сейчас возглавляет обе организации. И по закону это нормально.

По закону нормально быть членом нескольких общественных организаций, более того, для ПЕН-центра это чуть ли не необходимое условие. Не будучи членом Союза писателей, стать членом ПЕН-центра можно в редком случае. Член СП порой и член Литфонда, и МСПС и даже никто при этом не мешает ему вступить в общественные организации собаководов-любителей, добровольных экологов или поддержки президента.

Однако путчисты решили возразить, мол, негоже быть членом «старого» ПЕН-центра и «нового». И чохом вычистили, предупредив письмом, тех, кто перерегистрировался в новую организацию, автоматически при этом числясь в обоих. Около 200 человек выкинули как старую половую тряпку за порог. При том непонятно на каком основании. Заговорщики пытаются выбрать своё руководство, даже появился Лжедмитрий, как им положено, из заграницы (в данном случае – Израиль), — некто Дашевский, объявивший себя Вице-президентом, по крайней мере так он подписывается в обращениях к членам ПЕН-центра.

Дальше больше. Чтобы выбрать новое руководство путчистам необходимо провести Общее собрание, где по закону должно присутствовать 2/3 от членов организации. Уже не считая выброшенных ими, даже не ставя их в известность, г-н Лжедмитрий обратился к «оставшимся в живых» членам с просьбой понять и простить. За то, что выбрасывает из списков организации всех, кто «обычно не голосует» и «не уплатил членские взносы», не указывая в последнем случае за какой период. Олимпиада-80! Бомжи и проститутки, наркоманы и тунеядцы – за 101 километр! Расписываясь при этом в собственном бессилии, мол, авторитетных и организационных ресурсов не хватает, чтобы провести Общее собрание. А так, сокращенным числом, мы будем иметь кворум и быстренько проведём, выберем, а потом – всех тут же возьмем назад. Ну, типа члены ПЕН-центра не совсем уже изношенная половая тряпка: ее можно по желанию разместить за порогом, а при необходимости вернуть обратно и расстелить для вытирания ног в коридоре.

На мой взгляд, ситуация смешна в юридической безграмотности. Законно прекратить членство в общественной организации возможно либо на основании собственного заявления её члена, либо решением Общего собрания за «косяки», при условии, что они будут доказаны и проголосует 2/3 присутствующих на собрании. Ну, или если организация закрылась. Но никак не по совковому «ах, вы перерегистрировались там, значит, не наш» или по желанию даже группы лиц, потому как «кворум не наберётся».

На заре своего руководства общественными организациями я не раз попадал в подобные ситуации и хочу сказать одно: сотрудникам из Минюста пофиг какие-либо размышления о том, как сделать лучше. Они тупо возьмут имевший место быть список членов, вернее даже глянут на циферку присутствующих на прошлом Общем собрании и сравнят с циферкой присутствующих на свежем, гипотетическом. После чего спросят: а куда вы дели 200 с лишним человек? И дайте-ка ваш новый список! А где от них заявления? А где решения собрания об их исключении? Нету? Значит текущее собрание не имеет силу и послали бы вас, куда следует, но видим: вы уже возвращаетесь оттуда…

Таким образом, друзья-товарищи по ПЕНу. Как бы нас за тряпку ни считали, мы – члены Русского ПЕН-центра «старого образца», некоторые ещё и – новой региональной организации. Без нас, без наших голосов, платили или не платили ли взносы (я платил в 18-м, если что), голосовали ли ранее или нет, любое Общее собрание силы иметь не может, кто бы чего себе не нафантазировал. Как говорится, если не знаешь, как поступить, поступай правильно: в данном случае по логике и по закону об общественных организациях на территории РФ.

Михаил СТРЕЛЬЦОВ,
Красноярск, 2019

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

1 × четыре =