Личность Виктора Петровича Астафьева, которому на днях «стукнуло» ровно 100 лет, идеально соответствует понятию РУССКИЙ КЛАССИК. Ибо кто, как не он, автор многих романов, повестей, рассказов, прочитанных всей страной и ее окрестностями, внес в нашу литературу последних пятидесяти с лишним лет самый выдающийся вклад?

И в Красноярске, и на родине великого писателя в деревне Овсянка, в эти дни большой праздник. Радуемся и мы, вспоминая несравнимого нашего коллегу, члена Русского ПЕН-центра с самого его основания в 1990 году. С годами Астафьев писал все лучше и лучше. Его роман «Прокляты и убиты» был в 2010 назван лучшей книгой о войне по результатам голосования членов ПЕНа и нами же переиздан.

Его новая военная проза, в частности, повесть «Весёлый солдат», многое прибавила к сумме наших знаний не о той войне — пропади она пропадом, как и все войны на свете, — а к сумме знаний о жизни, которая продолжается и продолжается, потому что по-другому не умеет, и, как это ни странно, опять «побеждает неизвестным способом», как выражался очень далекий от Астафьева Даниил Хармс.

Мы полагаем, что органический писатель решительно не является выразителем чьих-либо чаяний, в том числе и народных. Писатель — сам по себе, но не как кот в произведениях Киплинга, а как целый мир, и любое использование писателя в утилитарных, включая политические, целях равносильно использованию микроскопа в качестве молотка для забивания гвоздей. Советская власть, как богатая вдова, пыталась охмурить Астафьева, его пытались приручить многие, но он предпочел остаться свободным, потому что так уж был устроен. Так вообще устроены великие писатели.

С праздником, с днем рождения, дорогой Виктор Петрович!

РУССКИЙ ПЕН-ЦЕНТР

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

2 × четыре =