Евгений Рейн, Борис Мессерер, Евгений Попов

В дружественной нам Библиотеке искусств им. А.П. Боголюбова при большом стечении публики — от почтенных пенсионеров до студентов Литературного института — состоялся вечер, посвященный 40-летию легендарного альманаха «МетрОполь».

Увы, большинство его авторов уже покинуло сей вещный мир, однако в вечере, организованном Русским ПЕН-центром, приняли активное участие Евгений Рейн, Борис Мессерер, Виктор Ерофеев, Евгений Попов, коорый и вёл этот вечер.

В фойе была развернута выставка, на которой представлены оригинал «МетрОполя», а также документы, рукописи и фото его участников. Выставка будет работать в библиотеке еще целый месяц.

Марк Розовский и Юрий Кублановский прислали свои поздравления. Вот что написал Юрий Кублановский:

«Сорок лет актуальной культурной жизни — очень серьёзный срок для стихотворения, рассказа, повести или романа. Но для литературного альманаха, собранного и составленного совсем в другом государстве, за 10 лет до его банкротства, в совсем других житейских и социальных реалиях — это срок, можно сказать, заоблачный. Но тем не менее, наш Метрополь жив, его литературная и — шире — культурная ценность

практически не померкла. Открываешь — и, сопереживая, читаешь Искандера, Битова, Карабчиевского, Аксёнова или таких метропольских «идеологов», как Тростников и Баткин.

Да, можно сказать, в Метрополе нет погасших произведений. И хотя большинство его авторов уже отобрало безжалостное время, ими написанное продолжает существовать для совсем уже новых, других читателей.

Помню те легендарные дни, тот кислород, которым мы все дышали в тесной квартирке Евгении Гинзбург, где наш альманах рождался. А все мы, несмотря на житейскую разницу судеб, солидаризировались в главном: жажде литературной свободы. Метро́поль — один из ярчайших эпизодов культурной жизни познесоветского времени».

А это слова Беллы Ахмадулиной, Андрея Битова и Фазиля Искандера, сохранившиеся в архиве Евгения Попова.

Белла АХМАДУЛИНА:

Для меня альманах был средством избывания печали. Как-то мне совсем тягостно становилось тогда жить, и публикация рассказа «Много собак и собака», где описано путешествие по каналу Москва-Волга, построенному на костях заключенных, как-то освободила меня. Гибель невинных …Во имя чего ВСЁ ЭТО? Зачем? — вот о чем напряженно думает героиня рассказа, которой я придала многие свои черты.

Андрей БИТОВ:

После выхода моего «Пушкинского дома» в американском издательстве «Ардис» летом 1978 года мне было уже все равно, в чем участвовать. Это была моя стародавняя мечта, еще в Питере — составить альманах «Петрополь». Поэтому я отнесся к идее «Метрополя» с пониманием, постарался, чем мог, содействовать этому мероприятию. Это была не вполне моя игра, но она стала частью моей биографии, от которой я не отказывался и не откажусь. Всё. Всё сказал.

Фазиль ИСКАНДЕР:

Надо учесть, что примерно в это время у меня вышла неподцензурная, полная на тот момент книга «Сандро из Чегема». В Америке. На русском, а затем в переводе на английский — и в США, и в Англии. На родине меня мог ждать за это грандиозный скандал или что похуже.

И тут цунами, поднятый начальством против «МетрОполя», как бы перекрыл и даже смыл моё частное «преступление». Я оказался в одной лодке с храбрыми участниками альманаха, и мы как-то, конечно с потерями (отъезды некоторых, долгое непечатание и так далее), выдержали этот большой общий шторм. Так что мои воспоминания об альманахе теперь имеют более, как мне кажется, объективный и даже признательный оттенок.

Альманах «МетрОполь» с его плюрализмом и открытостью был первым шагом на пути создания Русского ПЕН-центра в 1989 году.

Публикуем список учредителей Русского ПЕН-центра.


ПРЕСС-БЮРО РУССКОГО ПЕН-ЦЕНТРА

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here

десять − 5 =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.