ГОРЬКАЯ ВЕСТЬ

19
Алешковский, Попов, Мидлтаун, США, 1990.

Горькая весть пришла «из-за бугра». В Америке, умер легендарный Юз Алешковский, полноправный и заинтересованный член нашей организации писателей «Русский ПЕН-центр», которому прошлой осенью исполнилось 92, хотя он был моложе душою многих присутствующих и отсутствующих на этой Земле. Его знали ВСЕ. Бродский полагал, что Юз «слышит русский язык, как Моцарт», Битов считал его своим гуру, его песни «Товарищ Сталин», «Окурочек» и др. стали народными. Роман «Николай Николаевич», некогда гулявший в «самиздате» — важная веха на пути русской литературы. Равно как и другие его виртуозные прозаические сочинения.

Алешковский не Салтыков–Щедрин, не Федор Соллогуб, Ярослав Гашек или Генри Миллер, Луи Селин, Ивлин Во, Борис Виан. Юз Алешковский есть Юз Алешковский. Тот же Бродский писал: «Перефразируя известное высказывание о гоголевской шинели, об Алешковском можно сказать, что он вышел из тюремного ватника. Аудитория его — по его собственному определению — те, кто шинель эту с плеч Акакия Акакиевича снял. Иными словами — мы все».

Вот что однажды написал нам уникальный русский писатель Иосиф Ефимович Алешковский, житель двух главных в мире стран – Америки и России:
«Россия – родина матери, отца и моей полувековой жизни, а также русского языка, ветреной Музы и, рад повторить, любви к жене Ире, ниспосланной мне – сузим пространство до точки – в Коктебеле, в Крыму, снова принадлежащему России. Америка – родина вторая, где я начирикивал свои сочинения не в ящик, а в простых условиях естественной свободы. Сочинениями этими горжусь еще и потому, что местом их действия всегда была родина первая…»

Не будем плакать. Прощай, дорогой Юз! Вернее – до свидания. Ты ведь утверждал, что жизнь вечна и передал эту свою уверенность всем нам.

РУССКИЙ ПЕН-ЦЕНТР

Оставьте комментарий

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

8 − 7 =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.