ПЕЧАЛЬ! ГОРЕ! В Красноярске внезапно умер от инфаркта относительно молодой человек — Михаил Михайлович Стрельцов — председатель правления красноярского отделения Литературного сообщества писателей России, председатель отделения Союза российских писателей, активный член нашего Русского ПЕН-центра, его представитель в Сибири.

Стрельцов – сибиряк. Он родился в городе Мыски Кемеровской области в 1973 году. Окончил Кемеровский институт культуры, сменил множество рабочих профессий. В 2001 году с помощью Романа Солнцева переехал в Красноярск, на жизнь зарабатывал, трудясь в научной библиотеке Сибирского технологического университета.

Писал стихи и прозу, был автором нескольких сборников стихов («Ладонь», «Окаянная осень», «Несостояние»). Руководил литературными клубами Красноярска. Организовывал фестивали, встречи — «Король поэтов», КУБ.

Его работоспособности, любви к литературе и жизни можно было только позавидовать. Бессребреник, он своим примером опровергал ходульные представления о конце литературы и торжестве бездуховности. За несколько лет с его помощью было издано немыслимое количество книг – и признанных авторов, и литературной молодежи. Литература связывала его с писателями всей страны.

Михаила любили все, даже самые заскорузлые, злобные и завистливые его коллеги. Стрельцов заслуженно был на виду. Десятки русских литераторов зажгут сегодня поминальные свечи. Мы скорбим вместе со всеми, кто был рядом с ним все его последние годы. Вечная память!

РУССКИЙ ПЕН-ЦЕНТР

 
МИШКА, МИШКА, ГДЕ ТВОЯ УЛЫБКА?..

Вот уж точно — как обухом по голове. Весть о смерти Михаила Стрельцова меня ошеломила и показалась невероятной. Ведь совсем недавно он был жив-здоров и полон творческих планов и всяческих замыслов. Известный красноярский литератор, руководитель местного отделения Союза Российских писателей, активный член Русского ПЕН-центра, автор множества издательских проектов, он пользовался уважением и авторитетом у собратьев по перу и по пирам. К примеру, благодаря его поддержке у меня вышло несколько книг прозы, в том числе последний мой сборник «Пропуск в рай» (тут я, как говорится, «накаркал»…). 

Прощай, Михаил Михайлович. Пусть земля тебе будет пухом.

Эдуард РУСАКОВ,

Красноярск,

29 мая 2020 года

 
ВСПОМИНАЕМ КОЛЛЕГУ И ДРУГА

Если представить, что время не едино для всех, а его можно догнать или наоборот отстать от него, то когда Миша Стрельцов умирал в Красноярске, у меня в Кронштадте он ещё был жив.

Ещё четыре часа он был жив, пока я спал. А когда я проснулся, его не стало уже и на острове.

Но я уверен, что он ещё несколько часов был жив где-то в Америке. И мы даже могли бы ему позвонить, но Миша живёт бедно, как живёт большинство русских писателей, потому экономит на всём, а роуминг – это дорого. Да. Телефон отключён. А планета стремится обернуться вокруг невидимой оси времени ещё раз, и мир, в котором жил писатель Михаил Стрельцов, уже отделяется от нашего мира и летит куда-то в собственную бесконечность вселенной. И мой друг остаётся в том мире писать свою вечную книгу «о нас обо всех, так чтобы было весело».

Мишка Стрельцов. Михаил Михайлович Стрельцов. Русский писатель, поэт и прозаик. Он

родился в селе Мыски Кемеровской области в семьдесят третьем. На четыре года всего меня младше, и вдруг инфаркт. Казалось, сил в нём в разы больше. Мы познакомились уже взрослыми людьми, кое-как состоявшимися, в возрасте, когда новых друзей уже не заводят.

Но он стал мне настоящим другом. Мне было важно, что хрен знает за сколько километров от дома, там за Уралом, на берегу Енисея есть Друг, мужик, с которым можно говорить о самых важных вещах. О каких важных? О самых важных: о том, как растёт трава, о том как ловят рыбу на перекатах, о том как любят дети, о том как предают самых родных, о том как важно успеть то, что никогда не успеть.

Миша большую часть жизни прожил либо в общежитие, либо в съемном жилье. Своего угла в Красноярске у него не случилось. Да и какое своё жильё по писательским заработкам? Но он столько сделал для сибирских писателей, сколько не могли сделать целые союзы. А теперь его нет.

Я его снял как-то на берегу Енисея. Говорю, мол, тебе нужен писательский портрет на фоне великой реки. Но был пасмурный день, а Енисей в том месте ещё не вскрылся ото льда.

Потому ему больше понравился другой снимок, тот, что я сделал в саду. Он его даже вставлял на заднюю обложку своих книг. Но на нём он какой-то грустный. А Миша Стрельцов был весёлый. Веселый!

Даниэль ОРЛОВ,

Кронштадт

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here

16 − восемь =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.