Насчёт Зощенко

16

125 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ КЛАССИКА

Выбранные места из переписки двух Поповых: Валерия и Евгения, с фрагментами автобиографии самого Михаила Михайловича

ЕВГЕНИЙ ПОПОВ (Валерию Попову): Дорогой Валера, нет ли у тебя короткого эссе (примерно 2000 знаков) НАСЧЕТ ЗОЩЕНКО. Нашему великому писателю 10 августа исполняется 125 лет? Разместили бы на нашем сайте. Надеюсь, что жизненные огорчения скользят мимо тебя, как облака над Петербургом. Мы живем неплохо, а будем жить еще лучше, о чем свидетельствуют игральные и исторические карты.

ВАЛЕРИЙ ПОПОВ (Евгению Попову): Дорогой Женя! Посылаю эссе самого Зощенко. О себе. Лучше не напишешь! Напечатай, порадуй усталый народ!.. Все это сказано им точно и откровенно.

МИХАИЛ ЗОЩЕНКО (в пространство):

О себе, об идеологии и еще кой о чем

Отец мой художник, мать – актриса. Это я к тому говорю, что в Полтаве есть еще Зощенки. Например — Егор Зощенко, дамский портной. В Мелитополе — акушер и гинеколог Зощенко… Из — за них, скажу прямо, мне даже знаменитым писателем не хочется быть. Непременно – приедут. Прочтут и приедут. У меня уж одна тетка с Украины приехала.

Вообще писателем быть очень даже трудновато. Скажем тоже – идеология. Вот Воронский, хороший человек, пишет:
«…Писателям нужно точнее идеологически определяться».

Этакая право мне неприятность! Какая, скажите, может быть у меня идеология, если ни одна партия в целом меня не привлекает? С точки зрения людей партийных я беспринципный человек. Пусть. Сам же я про себя скажу: я не коммунист, не эс-эр, не монархист, я просто русский. И к тому же — политически безнравственный.

Честное слово даю — не знаю до сих пор, ну вот хоть, скажем, Гучков… В какой партии Гучков? А черт его знает, в какой он партии. Знаю: не большевик, но эс-эр он или кадет — не знаю и знать не хочу, а если и узнаю, то Пушкина буду любить по-прежнему…

Нету у меня ни к кому ненависти – вот моя точная идеология…

ЕВГ. ПОПОВ: Золотые слова! На все времена!

ВАЛЕРИЙ ПОПОВ: Заканчивает он, разумеется, опять иронией.

МИХАИЛ ЗОЩЕНКО: Мне 27 лет. Впрочем, Оленька Зив думает, что мне меньше…

Вот сухонькая таблица моих событий:
арестован – 6 раз,
к смерти приговорен 1 раз,
ранен — 3 раза,
самоубийством кончал – 2 раза,
били меня – 3 раза.

…Нынче я заработал себе порок сердца и потому-то, наверное, стал писателем. Иначе — я был бы еще и летчиком.

… Книга моя «Рассказы Назара Ильича господина Синебрюхова» – в продаже. Продается она, я думаю, в Пищевом тресте, ибо в окнах книжных лавок я ее не видел. А разошлась эта книга в двух экземплярах. Одну книжку купила – добрый человек — Зоя Гацкевич, другую, наверное – Могилянский. Для рецензии. Третью книжку хотел купить Губер, но раздумал…

Кончаю.

Из современных писателей могу читать только себя и Луначарского, Из современных поэтов мне, дорогая редакция, больше всего нравится Оленька Зив и Нельдихен.

А про Гучкова так и не знаю…

ЕВГЕНИЙ ПОПОВ. Он только про Гучкова не знал! А мы вообще ничего не знаем, настолько нам ХХ и XXI века запудрили мозги.

Оставьте комментарий

Please enter your comment!
Please enter your name here

2 × два =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.